М.П. Дьячкова Воспоминания археографа

 

ДЬЯЧКОВА Маргарита Павловна , историк, архивист и археограф. Окончила Московский государственный историко-архивный институт. В 1950-х – 1970-х годах – заведующая архивом Союза Советских обществ Красного Креста и Красного Полумесяца, научный сотрудник Отдела публикации документов ЦГАОР СССР. В 1977 году перешла на работу во ВНИИДАД в качестве старшего научного сотрудника Сектора археографии (с конца 1980-х годов Сектора использования архивных документов). Принимала активное участие в работе института по подготовке нормативных правовых и методических документов по теории и методике археографической деятельности (Правила издания исторических документов в СССР. – М., 1990; Методическое пособие по археографии в 2-х частях. М., 1991.; Аналитический обзор «Российское газетно-журнальные публикации по отечественной истории». М., 1994 и др.). С 1990-х гг. – член авторского коллектива словаря-справочника «Государственность России» (в шести томах, 8 книгах, М.: Наука, 1996-2009 гг.), принимала участи в работе по теме Зарубежная архивная Россика. Имеет печатные труды. Неоднократно получала благодарности и почетные грамоты от руководства ВНИИДАД. С 2001 г. – на пенсии, но продолжала работать по договору по теме «Государственность России…» В настоящее время продолжает свою научную и публикаторскую деятельность и консультирует коллег по вопросам археографии, а также тому, как оставаться молодой, энергичной и любить жизнь. Воспоминания написаны в марте 2016 года.


С восьмого класса я стремилась попасть на учебу в Историко-архивный институт. После окончания школы я сказала моему папе о своем желании.
Я видела, что для папы его работа — главное в жизни; я тоже хотела бы так выбрать себе профессию, чтобы всю жизнь любить ее и получать от нее полное удовлетворение. Я не ошиблась в выборе и до сих пор считаю мою профессию самой лучшей и важной и, разумеется, хочу заниматься ею всю жизнь. Правда, жизни у меня осталось не очень много. Однако интерес к жизни и работе у меня не пропал, хотя возможностей мало, но replica rolex sea dweller готова помочь каждому, кто хочет воспользоваться моими личными знаниям и опытом археографа (археография — это публикация исторического источника).
А тогда, в ранней моей юности, replica omega de ville разговаривая с моим папой, услышала от него о том, что профессию надо выбирать на всю жизнь и еще, чтобы от работы был реальный продукт, как выражался папа. В моей же профессии он сомневался. Ему, конечно, хорошо было говорить, когда от его работы «конкретным продуктом» был корпус атомного реактора или атом-ная подводная лодка.
Я, разумеется, не ожидала от своей работы такого «конкретного продукта», но все же решила поспорить с папой о значении археографии, показать ему, что и от моей работы может быть конкретный продукт, только его значение шире того, что можно потрогать руками. Археография как часть истории приносит пользу, причем всем одинаково, т.к. направлена на расширение и углубление понимания истории, которая важна для всего человечества, конеч-но, в общем ее понимании.
Публикация исторических источников вырабатывает умение мыслить своей головой, т.е. оценивать исторические события replica omega speedmaster не под властью какого-то влияния или метода, специально разработанного для односторонней оценки окружающей действительности, а иметь собственное мнение обо всем, что происходит вокруг и имеет неоднозначное значение для разных людей и целых групп населения.
Документы, доведенные до широких масс, дают людям возможность иметь свое суждение о каком-то происшествии или целом явлении, имеющем место в ходе исторического процесса. Они позволяют судить об истории не по художественным произведениям, а по документально зафиксированному отражению события или факта. Кроме того, расширение исторических знаний само по себе необходимо и для выработки теоретических положений, важных для развития самой науки. Наука, показанная в своем развитии, позволяет увидеть документально зафиксированный путь к открытию. Словом, публикация документов (источников) дает возможность понимать все то, что окружает человека в течение его жизни, приводит в хронологический порядок различные разрозненные события, чем подводит его к выводам и пониманию того или иного явления в ходе исторического процесса и способствует упрочению знаний. Так что мой «конкретный продукт» способствует расширению знаний. Этому служит археография.
Человека, изучающего историю, эта наука учит многому но, в отличие от многих дру-гих наук, существует равно для всех; она, по сути, не имеет ограничений в своем познании, если, конечно, не ограничивать ее искусственно каким-либо одним пониманием или направлением. А публикация практического материала археографии именно спасает от такого одностороннего понимания истории, т.к. является фотографией без какого-либо влияния извне. Публикация документов расширяет возможность сопоставлять replica omega constellation и формировать свое собственное представление и тем самым способствует повышению общего культурного уровня людей. Это и есть тот конкретный продукт, который имел в виду мой папа. Выслушав эти мои доводы, папа вообще согласился с выбором мною профессии, но спросил, есть ли такие учреждения, где я смогла бы работать и выполнить все, что я ему рассказала.
Я, конечно, с радостью заявила, что это — государственные архивы и любые другие учреждения, связанные с историей, вплоть до Академии Наук. На это папа, усмехнувшись, ответил, что он никогда не встречал в Академии ни одного архивиста и сделал предположение, что они, очевидно, не афишировали свою профессию. А я, в свою очередь, язвительно заметила, что бы он делал в своей профессии, если бы не знал ни одного документа, выявленного археографами, и как бы узнал о том, что уже известно в его профессии уже давно. В любой науке ученые строили свои выводы не на пустом месте, а в результате размышлений, полученных в результате изучения проблемы, и чем больше в ней будет изученных фактов или сведений, тем точнее теоретическое понимание проблемы. А с тем, что работа должна приносить удовлетворение и удовольствие, я согласна полностью.
Учиться в институте мне было захватывающе интересно, и я снова продолжила разго-вор с папой на тему об отношении к своей специальности, подтвердив, что вряд ли когда-нибудь разочаруюсь в ней. И снова папа попытался вернуть меня к реальности, сказав, что моя профессия меня не прокормит, и вряд ли я после института найду такое место работы, которое меня удовлетворит. Именно в том, что моя работа меня не прокормит, он оказался прав; это я поняла сразу, поступив в институт, но это тогда меня не очень волновало. Да и папа меня учил сам, что, если придется выбирать между интересом и материальными факторами, то, конечно, надо в первую очередь пользоваться тем аргументом, что работа на всю жизнь, а материальный фактор — дело переменчивое. Хорошо, конечно, если это совпадает.
Я скоро убедилась, что отнюдь не совпадает, в моей профессии во всяком случае. После института я не могла устроиться ни в один архив, который меня интересовал. Я была замужем, имела свободное распределение, и, мня никуда не «распределили». Случайно я встретила свою однокурсницу, и она мне предложила мне поработать в ведомственном архи-ве, откуда она уходила на преподавательскую работу.
Этим архивом был архив Исполкома Общества Красного Креста и Красного Полумесяца, который надо было создать практически с нуля и сдать на государственное хранение. Такой работой я, естественно, никогда не занималась и не знала, что это такое. Но все-таки я согласилась, т.к. увидела, что работа, правда, не очень мне знакомая, связана с любимой мною археографией. Но все же я мечтала именно об археографии, а не о работе в ведомственном архиве. Однако пока больше ничего у меня не было, и я решила попробовать, не имея представления о том, какой «реальный продукт, о котором говорил мой папа, может у меня получиться в итоге такой работы. Прежде всего, я решила познакомиться и с моим конкретным начальством, и с архивными материалами, из которых должна была создать ведомственный архив. Словом, я приступила к работе чистым архивистом, но не археографом. Поступив на работу в архив Исполкома Общества Красного Креста, я узнала, что такое самостоятельная архивная работа. Я начала с ликбеза, надеясь приобщить всех сотрудников Исполкома к мысли, что ничего важнее и нужнее, чем архив, как во всем государстве, так и в отдельном учреждении нет и никогда не было.
Чтобы создать фонд Общества Красного Креста, мне надо было сначала найти его истоки, т.е. откуда появилось это общество. Самые интересные документы были в ужасном состоянии. В архиве, конечно, не было коробок и приличных стеллажей; в помещении архива не было даже вентиляции. Начала я с того, что потребовала расширения штатов архива, т.к. архив, по моему мнению, не мог существовать из одного сотрудника, т.е. заведующей. Потом я высказала желание получить соответствующее оборудование архива. Сначала, конечно, должен был появиться вентилятор, потом следовало поставить отдельный стол для читателей.
У меня был мой стол с телефоном и письменными принадлежностями (ручками, бумагой и карандашами). Появился и стол для читателей, его я получила довольно быстро, как и коробки для документов. Архивом, куда я должна была сдать фонд своего учреждения, был ЦГАОР СССР (как он тогда назывался). При ЦГАОР СССР работала хозрасчетная группа ар-хивистов, которая занималась обработкой различных архивных материалов в любом учреждении, документы которого должны были быть сданы в этот архив.
Я написала историческую справку на фонд, завела дело фонда, создала научно-справочный аппарат, как и положено в приличном архиве, и еще завела и журнал посетителей, разумеется, пустой. Но в надежде, что он скоро заполнится, положила его на самое вид-ное место, т.е. на стол для читателей, которых пока и в помине не было. Печалило только то, что интересных запросов, таких, чтобы можно было развернуть археографическую работу, мне не поступало.
Правда, небольшую публикацию по истории Красного Креста мне все же удалось сделать, Исполком имел свое ведомственное издание (журнал). Публикация относилась к возникновению общества медсестер, из которого потом и вырос Красный Крест России и роли в создании Общины медсестер вел. кн. Елены Павловны Романовой. Публикация получилась интересная и, главное, мне пришлось поработать и в библиотеке, и в архивах.
Я выдавала отдельные справки для подтверждения стажа людям, работавшим когда-то медсестрами или на каких-нибудь еще должностях в системе Красного Креста, которые были нужны людям, но возможностей для археографической деятельности не было.
Материалы архива были обработаны, и все нужные для сдачи документы были подготовлены. Я договорилась о дне сдачи архива и попросила у Председателя на этот день машину, двух рабочих и охранника, т.к. материалы были секретные и сугубо важные. От архива Председатель получил благодарственное письмо за своевременную сдачу документов на постоянное хранение. А я от Председателя — благодарность, грамоту и даже премию в размере зарплаты. Моя зарплата была 60 рублей, что даже по тем временам было не слишком много, только я была довольна своей работой.
Конечно, археография, подготовка публикации документов интереснее всего. Но создание архива тоже интересно
После работы в Исполкоме Общества Красного Креста, я поступила работать в государственный архив, туда, куда сдавала свои материалы. Тогда архив назывался ЦГАОР СССР, теперь после реорганизации называется ГА РФ (Государственный архив Российской Федерации). Я, наконец, попала в Отдел публикации и начала работу по моей узкой непо-средственно любимой специальности, которую считаю самой интересной. За свою долгую жизнь я сделала много как журнальных публикаций, так и сборников документов. Последняя моя работа — комментарий к тому серийного издания «От первого лица: история России в воспоминаниях, дневниках, письмах». Работа над комментариями очень много дает археографу и я готова поделиться своим опытом.
Работа в ЦГАОР принесла мне много радости и удовлетворения своей деятельностью. Работая в отделе публикации, я многому научилась. Помню, как мы, молодые археографы, находили темы для публикаций и проводили эту идею в жизнь. Это целое искусство и ему меня научила моя первая наставница, мой учитель по археографии незабвенная Людмила Исаковна Давыдова. Сейчас ее уже нет на земле, а я все время вспоминаю свою работу под ее руководством в первом для меня отделе публикации государственного архива. Конечно, первым, оставившим чудесную память о работе археографа.
Воспоминания о Людмиле Исааковне «подталкивают» меня и к воспоминаниям о моих коллегах во ВНИИДАД, куда я перешла в 1977 г. после работы в ЦГАОР СССР. Работа у нас в институте в качестве специалиста-археографа и научного сотрудника оказалась для меня очень и очень интересной. Я опять познакомилась с новыми видами работ по архивному делу, да и со многими интересными людьми.
Заведующим Сектором археографии ( в 1990-е годы Сектором использования документов) ВНИИДАД был тогда Олег Федорович Козлов, который работал в этой должности потом многие годы (с небольшим перерывом: трудился он некоторое время, кажется, в нынешнем РГАСПИ, где предполагалось под его руководством как археографа опубликовать в соответствии с правилами современной археографии материалы съездов РСДРП(б) – РКП(б) – ВКП(б) – КПСС). Это был профессионал высочайшего уровня. Выпускник областного пединститута, затем аспирантуры Исторического факультета МГУ, он замечательно «вписался» в работу архивной отрасли вообще и ВНИИДАД, в частности, работая по вопросам теоретической и практической археографии. Человек широких и глубоких знаний, эрудит, он многое сделал и для начала проекта «Государственность России…». В эту интересную работу по подготовке первых двух томов словаря-справочника «Государственность России» он вовлек многих людей, но, главное, всех своих сотрудников-археографов, в том числе и меня, за что я ему очень благодарна.
Вспоминаю и своих коллег по сектору, каждый из которых немало сделал для развития археографии. Это и интеллигентная, корректная, но при этом умевшая «постоять за себя», остроумная и, что еще важнее, за научный уровень написанного, Алла Леонидовна Панина, ныне, увы, покойная. Это и Юлия Семеновна Воробьева и Зоя Константиновна Водопьянова, ставшая моим личным другом, это и многие другие мои сослуживцы.
В итоге скажу, что моя работа приносила удовлетворение и удовольствие, правда, денег приносит мало, но это переменчиво, как когда-то говорил мой папа. Когда вспоминаю те далекие для меня годы, мне легко и радостно на душе. Думаю, что и сейчас я могла бы что-то сделать в области археографии, да и не только в ней. Не могу, увы, ходить по архивам и библиотекам, но могу размышлять, думать, вспоминать и читать, а также помогать другим.


Скачать шаблон Joomla с JooMix.org